Lucky Labs и проблемы украинской IT-индустрии

1995

Появившаяся 15 декабря информация о желании компании Lucky Labs приобрести европейские стартапы вновь привлекла внимание части общественности к украинской IT-фирме. Организация не раз фигурировала на новостных порталах в течение года. Но впервые прозвучала если не в позитивном, то хотя бы в нейтральном контексте.

Lucky Labs и проблемы украинской IT-индустрии
News of Gambling

Инвестиционные намерения Lucky Labs

Новость, впервые распространенная британским источником Business Insider и быстро подхваченная украинскими СМИ, состоит в том, что Lucky Labs инвестирует более USD 30 млн в европейские игорные стартапы.

Покупка бизнеса в Латвии, Германии и Великобритании должна быть обеспечена, по задумке руководства, частными наличными резервами компании.

Ничего необычного в сообщении не наблюдается (разве кроме того, что украинская компания желает приобрести активы в Европе, а не быть проданной европейским покупателям). IT-компания желает расширяться на европейском рынке и сделать это за счет привлеченных инвестиций.

Но потребитель новостного контента, решивший узнать больше о Lucky Labs, вместо ожидаемых довольно специализированных данных о деятельности разработчика программного обеспечения увидит в топе новостей криминальную хронику. Причем набор бросающихся в глаза слов, идущих вместе с наименованием компании, способен сбить с толку даже серьезно занимающегося контент-анализом специалиста.

Чем занимается Lucky Labs

Компания Lucky Labs позиционирует себя на ресурсе LinkedIn как открытое акционерное предприятие, занимающееся информационными технологиями и услугами. IT-компания разрабатывает игры для онлайн-операторов, начиная от сюжета и заканчивая передачей готового продукта заказчику (в том числе, по системе white label).

Портфолио Lucky Labs состоит из более ста разработок, переданных компаниям Playson и AdWise (последняя компания занимается платежными системами).

Фирма появилась в 2005 году и центральный офис компании находится в Киеве. Другими центрами разработки являются Кипр, Мальта, Москва, Одесса.

Впрочем, более подробной информации не содержит даже довольно простой, как для IT-организации, домашний сайт http://lucky-labs.com/.

Lucky Labs и проблемы украинской IT-индустрии
News of Gambling

Скандал вокруг Lucky Labs

Для украинского общества нет ничего необычного в шумихе, поднявшейся вокруг IT-сферы в последние полтора–два года. Речь идет о том, что любой успешный бизнес в Украине может подвергнуться притязаниям со стороны неких беспринципных и жадных к наживе сил. Поскольку информационные технологии находятся на подъеме, атака на секторальные компании рано или поздно должна была начаться.

Поэтому появление информации о том, что Lucky Labs стала очередной организацией, подвергшейся обыску и изъятию оборудования, никого не должно было удивить.

Фактически произошло следующее.

Пятнадцать сотрудников Службы безопасности Украины 12–13 апреля текущего года провели обыски в киевском офисе компании. Мы писали о том, что IT-компания Lucky Labs приостановила деятельность из-за жесткой работы СБУ. Была изъята документация и техника, принадлежащая фирме.

Немного погодя, 18 апреля, представитель СБУ Александр Ткачук заявил на специально организованном брифинге, что против руководства компании возбуждено уголовное дело по двум статьям Криминального кодекса Украины – «Занятие игорным бизнесом» (ст. 203-2) и «Финансирование терроризма» (ст. 258-5).

По словам представителей СБУ, работники компании занимались поддержкой онлайн-казино, а вовлеченные в азартные игры средства выводились через электронную платежную систему QIWI и снимались через терминалы на территории «ДНР» и «ЛНР».

В свою очередь, представители компании отвергли обвинения, заявив, что Lucky Labs действительно занимается разработкой программного обеспечения для игорного бизнеса (а это не противоречит украинскому законодательству), но не осуществляет поддержку игорных сайтов. Интересным обстоятельством является то, что наименование ресурса, якобы обслуживаемого компанией, не прозвучало.

Почему дело получило общественный резонанс? Потому что обычно незаконный игорный бизнес в Украине преследует Департамент защиты экономики, входящий в состав Национальной полиции. Часто подобные дела становятся предметом интереса налоговых органов и проч. То есть, IT-компании, ранее фигурировавшие в криминальной хронике, связывались с экономическими преступлениями (например, с неуплатой налогов). В случае с Lucky Labs прозвучали более серьезные обвинения, ассоциирующиеся с угрозой общественной безопасности.

Поскольку дело получило разглашение благодаря рейтинговым СМИ, появилось несколько журналистских расследований о причинах преследования Lucky Labs.

Общим для всех версий является пелена таинственности, покрывающая многие факты (например, название онлайн-казино, якобы обслуживаемого специалистами Lucky Labs, имена конечных бенефициариев компании и проч.), а также источники информации, использованные в расследованиях.

Оставим в стороне официальную версию, озвученную выше.

Кроме нее, существуют еще, по меньшей мере, три альтернативные:

  • Гипотеза об американском следе
  • Предположение о российском происхождении компании
  • Версия о бизнес-конфликте

Наименее известна гипотеза об американском следе, упоминаемая несколькими строчками в публикации Дениса Лаптева на ресурсе Голос.ua. Компания Lucky Labs могла быть замешана в хищении корпоративной информации, используемой для получения преимущества на биржевых торгах. Автор версии утверждает, что IT-фирма стала косвенным фигурантом расследования американской Комиссии по ценным бумагам. Главный же подозреваемый – владельцы российской инвестиционной компании «Конкорд Капитал», якобы связанной с украинским разработчиком программного обеспечения.

Предположение о российском происхождении компании – это даже больше, чем предположение, поскольку коммерческий директор Lucky Labs Кирилл Сигида публично признал, что среди акционеров присутствуют граждане Российской Федерации. Впрочем, он отказался называть имена, поэтому утверждение о том, что учредителями фирмы являются Роман Гильфанов, Рустам Гильфанов, Иван Норенко и Сергей Токарев, разными источниками преподается то как доказанный факт, то как догадка. Интересный факт – 17 октября эти имена появились в новом санкционном списке, подписанном Петром Порошенко. Но биографические данные, фигурирующие в документе, не указывают на род деятельности физических лиц. Тем более в указе президента не упоминается название IT-компании. С другой стороны, перечень видов ограничений, налагаемых на упомянутых граждан Российской Федерации, содержит «блокирование активов», «ограничение торговых операций», «предотвращение выведению капиталов», «запрет на передачу технологий, прав на объекты права интеллектуальной собственности» и проч.

Наконец, версия о бизнес-конфликте между владельцами Lucky Labs, с одной стороны, и представителями холдинга Noosphere Ventures, – с другой. Новые подробности ситуации с Lucky Labs уже публиковались на нашем ресурсе. Длительное и многоуровневое противостояние фигурантов конфликта, кроме всего прочего, включало в себя публичное обвинение Рустема Гильфанова и Сергея Токарева в пособничестве сепаратистам и террористам. Короче говоря, в этой версии развития событий участие СБУ по меньшей мере не кажется случайным.

Виновата ли компания Lucky Labs

Ответ на вопрос дадут, надеемся, компетентные органы.

Интересно другое: как вообще бизнес, ассоциирующийся с «ботанами», уткнувшими близорукие глаза в мониторы, может заниматься тем, в чем обвиняют Lucky Labs? Возможно ли разрабатывать решения для онлайн-казино, не участвуя при этом в организации нелегальных азартных игр?

По мнению разработчика Сергея Дементьева, это возможно. Пример таких компаний – NetEnt и Playtech. С другой стороны, давая ответ на вопрос: «Так чем же все-таки занимается Lucky Labs?» в публикации на ain.ua, автор считает компанию оператором казино, то есть, нарушителем закона.

Перспективы Lucky Labs

IT-бизнес на современном этапе развития считается одним из наиболее прибыльных предприятий. Важная составляющая прибыльности компаний, работающих с информационными технологиями – это скорость роста. Никому не известный вчера стартап при благополучном стечении обстоятельств может сегодня привлечь вливания в несколько сотен тысяч долларов, а завтра успешно выйти на IPO.

Есть одно но: многие молодые компании стараются развить свой успех путем реинвестирования прибыли. Поэтому миноритарные акционеры, заинтересованные в получении дивидендов, далеко не всегда могут на это рассчитывать, если большинство владельцев фирмы принимает решение об интенсификации бизнес-деятельности.

Компания Lucky Labs – не вчерашний стартап, а работающая более десяти лет компания. Кроме прочего, наличие нескольких сотен сотрудников свидетельствует о том, что фирма большая. Работа с именитыми партнерами – прежде всего, AdWise и Playson – тоже не последняя черта на шкале значимости (и потенциальной прибыльности) Lucky Labs.

Заявления руководства компании, хотя и не подтверждаемые документально, также могут свидетельствовать об инвестиционном потенциале. Согласитесь, не любая фирма может привлечь USD 20–30 млн для покупки бизнеса в Европе.

С другой стороны, апрельская история с Lucky Labs, когда, по признанию коммерческого директора Кирилла Сигиды, из-за обысков силовиков убыток IT-компаний составил $ 40 млн, может и отпугнуть потенциальных инвесторов. Пока открытое против руководства Lucky Labs дело не завершилось судебным решением, перспективы работы компании (по меньшей мере в Украине) туманны.

Будут ли в дальнейшем представители украинской IT-индустрии подвергаться атакам, в одних случаях, нечестных на руку дельцов, и, в других, – преследоваться правоохранителями?

Ответ утвердительный. И дело не только в потенциальной способности IT-компаний генерировать прибыль, что само по себе привлекает любителей наживы. Преследование компаний становится возможным еще и потому, что специфика бизнеса на информационных технологиях часто непонятна тем, кто принимает решения или влияет на них – то ли это конкретный государственный чиновник, то ли широкая общественность.