Обзор рынка нелегальных игорных заведений Санкт-Петербурга

3857

На прошлой неделе мы опубликовали материал о казино спб, который стал интенсивно развиваться после 2009 года, когда вступил в силу закон, запрещающий игорный бизнес. То, что рассказал автор в этой статье позволяет приподнять завесу и посмотреть на особенности теневого игорного бизнеса со стороны. 

Обзор рынка нелегальных игорных заведений Санкт-Петербурга: Особенности работыНелегальные казино и правоохранительные органы

Расходы на взаимодействие с силовыми структурами составляют львиную долю расходов нелегального игорного заведения. Как ни парадоксально, подкуп полиции совершенно не гарантирует безопасность заведению. Причин здесь несколько. Во-первых, наша полиция состоит отнюдь не из джентльменов, и что такое держать слово эти ребята не знают. Во-вторых, казино занимается очень много структур: прокуратура, полиция, УБЭП, налоговики и много-много кто ещё. Заплатить всем не представляется возможным, а взаимодействуют между собой все эти структуры очень неохотно, начальство у них разное, так что приходится платить основным, а там уж надеяться, что у кого-то другого никаких претензий не возникнет. Кроме того, как я уже писал, частенько приезжают с проверками правоохранители из Москвы, которые о своем прибытии не предупреждают, поэтому укрыться от них или подкупить их нельзя. Правоохранители особенно часто устраивают рейды в конце месяца, квартала или года, что делается с целью улучшения показателей в отчетах. Случаются проверки после «сигналов»( т. е. кто-то пожаловался в отделение полиции или на «горячую линию» полиции). Бывают какие-то громкие скандалы в прессе, приводящие к временной или постоянной «неподкупности» силовых структур. Стоит напомнить о том, как в 2011 году в процессе разбирательства был выявлен факт крышевания казино в Санкт-Петербурге подмосковными прокурорами. Пока длились следственные мероприятия прокуратура Санкт-Петербурга придерживалась принципиальной позиции, отвергая все предложения о «сотрудничестве». Тем не менее, каким-то образом владельцы нелегального казино все-таки смогли разрешить сложившуюся ситуацию.

Вообще работа нелегального игорного клуба выглядит следующим образом: неделю работаешь, пару дней отдыхаешь. Прихваты следуют за прихватами, увозится оборудование: столы, стулья, фишки и т. д ., а на следующий день приходит «левша» (так обычно в таких заведениях называют мастера на все руки) и быстренько из дешевых подручных материалов делает столы, обтягивает их сукном. Через 3-4 часа казино снова готово к работе. Частенько приходилось закрывать клуб «на вход», то есть кто пришел, с теми работаем, так как в городе очень беспокойно, и велика вероятность очередного рейда. Часто после звонка службы безопасности приходилось за считанные минуты закрывать клуб, разбирать столы и уносить всё оборудование в безопасное место. Такое место заранее подготавливалось, пути отхода заранее обговаривались.

Отнюдь не всегда клубы платили деньги силовикам. Я как-то работал в одном клубе, так там одним из дольщиков был бывший сотрудник правоохранительных органов. По-моему, он знал всех работников силовых структур Санкт-Петербурга. Если у нас был «прихват», то звали этого человека, и он чаще всего умудрялся уладить вопрос без временного закрытия клуба. И всё благодаря своим связям. Через полгода он ушел от нас и открыл свое казино.

Внутренняя безопасность казино спб

Безопасность нелегального казиноКак ни странно, нелегальные клубы вынуждены заниматься не только внешней, но и внутренней безопасностью. Я имею в виду многочисленные случаи воровства со стороны персонала, а также подозрения в игре «на руку» с клиентами. В легальном заведении это не было большой проблемой. Сколько можно наворовать? $20000-30000 в месяц, что при прибыли в несколько сотен тысяч, а то и в миллион-другой долларов, было незаметно. Для нелегального заведения $20000-30000 в месяц — хорошая прибыль, поэтому потеря половины суммы из-за воровства персонала вполне ощутима.

Воруют по-разному: кто-то банально кладет обмененные клиентами деньги, не записывая их в дроп, кто-то переписывает результаты, кто-то ворует прямо из дропов с комиссией ( в покерном клубе — прим ред.). Конечно, для таких действий нужен сговор с камераменами, если есть камеры, но обычно это не вызывает проблем. Я помню случай, когда начальство заведения решило начать борьбу с массовым, как они считали, воровством. Они поменяли генерального менеджера и всех операторов камер слежения. Причем привезли всех из Казани. Правда, через пару месяцев оказалось, что эти операторы, генеральный и один из менеджеров смены спелись и поставили воровство на поток. Самое смешное — я работал в этом заведении и мне казалось, что там практически не воруют, по крайней мере, за бывшего генерального я был почти уверен.

Воровство в нелегальных игорных заведениях осуществлялось в крупных масштабах. Но и без этого у казиношников была масса проблем. Прежде всего, они столкнулись с тем, что практически прекратился приток новых игроков в казино. Раньше не было проблем: была реклама, казино были на каждом углу, их огни светились призывно и маняще. И множество людей заходило в заведения в надежде на удачу.

Совсем все по-другому в нелегальном игорном бизнесе. Откуда брать игроков? Да, есть большая база старых игроков, но все они со временем из «отдыхающих» (новичков — прим. ред.) превращались в очень прилично играющих, у которых выиграть деньги зачастую было совсем не просто. Конечно же, все игры казино отрицательны для клиента, но дилетант на дистанции проиграет намного больше, чем игрок, играющий разумно, по базовой стратегии, без лишних обменов на Оазисе, без прикупов к 12 при открытой шестерке у дилера на блэкджеке и т. д. А с учетом того, что средняя проходимость маленького клуба нередко менее 10 человек в сутки, борьба с клиентом идет не на жизнь, а на смерть. Нет, никто не жульничает, но нервов постоянное балансирование на грани отнимает много.

Игры в подпольных казино

Игры в нелегальных казиноОсобенно хотелось бы отметить про игры казино. Раньше в легальном формате заведения практиковали у себя достаточно «уютные» разновидности Оазиса. Последнее же время в казино играют в сильнодисперсные разновидности покера — русский, сплит, Техас с несколькими обменами. Не думаю, что эти виды Оазиса менее прибыльны для казино на дистанции, но за счет многочисленных обменов они могут быть опасны для заведения с небольшим банкроллом. Поймает игрок пару комбинаций подряд — глядишь, отбился и даже с плюсом ушел. Отбивайся теперь от оставшихся 2-3 клиентов.

Вот так вот выглядит нелегальный игорный бизнес изнутри. Это нелегкий труд, помноженный на риск. Я заметил, что большинство тех, кто занимается им долго, делают это не потому, что им это нравится, или это очень прибыльное дело, а потому что другого ничего не умеют.

Нелегальный игорный бизнес приносит большие деньги очень редко. Чаще доходы от него позволяют просто удержаться на плаву. Зарплаты персонала в нелегальных игорных заведениях не такие уж высокие, как думают многие. Обычная ставка дилера в Санкт-Петербурге 200 рублей в час. При занятости 200 часов в месяц это дает 40000 рублей. Еще 10-20 тысяч (в зависимости от заведения) составят чаевые. Итого 50-60 тысяч рублей в месяц. Чуть больше, на 10-15 тысяч рублей, получают менеджеры смены. Еще чуть больше получает управляющий. Конечно, в элитных заведениях (а их считанные единицы в Санкт-Петербурге) персонал получает в полтора и, даже, в два раза больше. Конечно, такую зарплату сложно получить не в казино, но и богатым на такой зарплате не станешь. А, учитывая проблемы с полицией, а также с неадекватными клиентами и требовательным, очень нервным начальством, такие деньги отнюдь не достаточная компенсация за труды.

Резюмируя написанное, стоит отметить, что нелегальные казино создают много трудностей и никому не приносят радости — одни проблемы и неприятности. Хорошо бы отменить введенный запрет и вновь перейти к легальному формату. Так будет проще всем.

Автор пожелал остаться неизвестным.

Редакция не разделяет мнение автора и не может подтвердить или опровергнуть, приведенные им, факты. Вся информация, изложенная в этой статье, может иметь художественный характер и никак не соотноситься с объективной реальностью.